Портал "Русская Профессиональная Астрология"
Astrologer.ru - Фундаментальная Астрология StarGate.Ru - Популярная Астрология Консультационная Служба
ASTROLOGER.RU
Фундаментальная Астрология Switch to English - Переключиться на английский
Лаборатория
Книгохранилище
Компьютерный зал
Круглый стол
Единомышленники
реклама
Астрологическая Консультационная Служба портала Русская Профессиональная Астрология
Книгохранилище
Проекты
Разное

Консультационная Служба портала Русская Профессиональная Астрология

Личная консультация у профессионального астролога
Иисус, еврей из Галилеи

1. Иерусалимский синдром

2. "Я верю полной верой"

3. По путаным тропам
3.1. Евангелие от Матфея

3.2. Евангелие от Луки

3.3. Евангелие от Марка

3.4. Евангелие от Иоанна

4. За пределами реальности

5. Назорей или назареянин?

6. История Иоанна Крестителя

7. Собственным путем

8. "Новый завет"

9. Основные направления еврейской религиозной жизни

10. Крестный путь

10. (продолжение)

11. Элементы истории

12. "Агнец"

13. Арест, суд и распятие

14. Еврей Савл

Примечания

Астрология

Прикладная астрология

История

История астрологии

Русские волхвы, астрологи, провидцы

Зороастризм и Христианство

Париж
11 августа 1999 года

Духовность и оккультизм

Редкие книги

реклама

 


Участник Rambler's Top100

TopList

Яндекс цитирования

Иисус, еврей из Галилеи
Марк Абрамович

10.4. Суд

Глава 26.
Итак, "взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины" (Матфей, 26:57). Отвели не куда-нибудь, а прямехонько к нему домой. Ночью. Невзирая на праздник. Но их не прогнали, не осудили за нарушение святости праздника -- их ждали.
58. Петр же следовал за Ним издали, до двора первосвященникова; и вошел внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец (Там же).
Советую приезжающим в Иерусалим многочисленным паломникам, посетить музей, находящийся под главной площадью Старого города в еврейском квартале. Здесь вам покажут резиденцию первосвященника. Узкая улочка с глухими стенами. Ворота, ведущие во внутренний двор (примерно 10 метров длиной и 5 метров шириной). Вся жилая часть резиденции высшего сановника Израиля составляет не более 200 квадратных метров. Все. А теперь представьте, что на этой площади (250 м. вместе с двором) собрался весь Синедрион (71 человек), книжники и старейшины (предположительно человек сто), служители, толпа жителей города с копьями и кольями и Петр, вошедший "внутрь" и севший со служителями "чтобы видеть конец". Представили? Это превосходит чудо, совершенное Иисусом с пятью хлебами. С чистой совестью можете снова закрыть Евангелие, и больше его не открывать. Правда, евангелист Лука, не отрицая, что первое разбирательство происходило так, как описывает это Матфей, говорит, что утром Иисуса все же отвели в Синедрион, и дальнейшее делопроизводство происходило уже в надлежащем месте, но сути дела это не меняет...
Вернемся же к Евангелию от Матфея.
59. Первосвященники и старейшины и весь синедрион искали лжесвидетелей против Иисуса, чтобы предать Его смерти,
60. И не находили; и хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли. Но наконец пришли два лжесвидетеля
61. И сказали: Он говорил: "могу разрушить храм Божий и в три дня создать его".
62. И встав первосвященник сказал Ему: что же ничего не отвечаешь? что они против Тебя свидетельствуют?
63. Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?
64. Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.
65. Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! На что нам еще свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство его!
66. Как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти.
Такого судилища не было и быть не могло. Разберем его подробно. Итак: стих 59. По какой причине собрался Синедрион? Какое конкретное дело он должен был разобрать? Сразу же мы сталкиваемся со странным случаем в деятельности судебных органов. Дела не было! Арестант был. Его привели. Только после этого начался поиск людей, которые могли бы возбудить дело, да и те, по Евангелию, явились в суд в пасхальную ночь. Этого не совершил бы ни один еврей... Верховный суд Израиля собирался только по заявлению от конкретного лица, и то лишь по причинам государственной важности -- для более простых дел собирались суды рангом пониже...
Стихи 60, 61.
Наконец свидетели были найдены. Но о каких свидетелях могла идти речь, если против подозреваемого не было выдвинуто обвинение? За что конкретно он был арестован? Свидетели показали, что он хвастал, дескать, может разрушить Храм и в три дня воссоздать его снова... Ну и что? Нет в еврейском законе такого преступления, и по такому поводу в Израиле никого не могли арестовать.
Стихи 62, 64.
Тогда первосвященник (видимо, понявший всю нелепость создавшегося положения) встал и задал ему вопрос напрямую: ты ли Христос, Сын Божий? Что же ответил Иисус? - "Ты сказал". Другими словами, версия первосвященника получила лишь косвенное подтверждение того, что Иисус признает себя не только Мессией, но и сыном самого Всевышнего. Сам обвиняемый этого на суде не признал. Правда, он тут же при всех собравшихся предсказал, что отныне все увидят Сына Человеческого, то есть простого человека, восседающего на облаках. По закону его тут же должны были отпустить и проверить, не является ли он пророком ложным. Если предсказание не сбылось, его могли наказать, но только удушением. И до Иисуса и после него, были люди, объявлявшие себя спасителями, но ни одного за это не судил Синедрион!
Стих 65. Как же реагирует на эти слова первосвященник? Он разрывает свои одежды! Одежды, являющиеся святыней Храма и народа, хранимые и передаваемые из поколения в поколение? Более того, в то время эти одежды постоянно находились у римского наместника и выдавались первосвященнику только в определенных, вызванных надобностями культа случаях. Пасха -- именно тот случай, и первосвященник, возложивший на себя ритуальные одежды, не имел права появляться публично в другом одеянии во все дни праздника. Так что Каиафа, явившийся на заседание Синедриона в пасхальный праздник, должен был быть в ритуальных одеждах. Если бы он действительно их порвал, то к смертной казни приговорили бы не Иисуса, а первосвященника!
Описывая сцену судилища, евангелист приводит два стиха, которые христиане воспринимают как пример глумления Синедриона над спасителем:
67. Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам
68. И говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?
В устной еврейской традиции и в Писании сказано, что Мессия будет обладать такой силой убеждения, что все без исключения будут немедленно выполнять каждое его слово. Кроме того, Мессия будет знать обо всех все, ни одна самая потаенная мысль не скроется от него. Евангелист что-то слышал об этом и попытался такую проверку описать.
Во-первых, члены Синедриона не могли называть Иешуа бен-Йосефа Христом, так как слово это именем не является (мы уже достаточно говорили об этом). В лучшем случае, они могли с насмешкой назвать его Машиахом. Но терять достоинство, занимаясь рукоприкладством во время суда?!
Есть еще одна существенная подробность (о которой не знали евангелисты). Матфей, описывая суд над Иисусом, говорит, что решение о предании смерти еретика и ложного мессии, а именно таким преступником в глазах собравшихся был Иисус, было принято единогласно. Но по законам иудейского судопроизводства существовало особое правило, которое гласило, что если члены Синедриона единогласно признали человека виновным в преступлении, караемым смертной казнью, -- его не имели права казнить, -- само единогласие означало, что никто не искал как следует опровергающих обвинение свидетельств!
Для рассмотрения таких дел, каким являлось дело Иисуса, Синедрион должен был назначить разных судей: одних для расследования свидетельств против обвиняемого, других -- для сбора доказательств его невиновности. Эти судьи должны были сообщить результаты своих расследований членам Синедриона, и только после этого приступали к допросу свидетелей той и другой стороны. Все сомнения по поводу вины подсудимого трактовались всегда в его пользу. Более того, такое разбирательство длилось несколько дней, и все это время судьям запрещалось есть и употреблять вино.
Вернемся однако к Евангелию... Небывалый в истории Израиля суд закончен. Иисуса собираются отвести к правителю Понтию Пилату для утверждения смертного приговора. Зачем? Преступления, не направленные непосредственно против Римской империи, подлежали юрисдикции местных судов. Никогда прокураторы Иудеи не опускались до того, чтобы лично допрашивать преступников, осужденных местным Верховным судом, и тем более, Синедрион не мог выступить инициатором такого допроса.
Как же разворачивались события дальше?
Вспомним, что все это время Петр сидел во дворе и ожидал конца разбирательства. Евангелист Марк говорит, что Петр все это время "сидел со служителями, и грелся у огня" (Марк, 14:54).
У Луки, в главе 22 об этом сказано:
54. Взявшие Его, повели, и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали.
Когда они развели огонь среди двора и сели вместе, сел и Петр между ними.
Так и написано: "они развели огонь". Кто эти "они", которые осмелились развести огонь во дворе первосвященника в пасхальную ночь? Лука говорит, что это "начальники храма и старейшины народные", которые привели Иисуса, но не будучи допущены в покои первосвященника, остались во дворе. В пасхальную ночь собственными руками они развели огонь и сели у него греться, да еще во дворе первосвященника. Это просто немыслимо. Евреям категорически запрещается в такой праздник, не то что развести огонь, запрещается даже оставлять его горящим. Вот что говорит об этом закон: запрещается собирать разбросанные дрова, чтобы разжечь огонь, -- даже на своем дворе, не говоря уже о лесе или поле, даже если они собраны там в одном месте. Если огонь уже горит, закон запрещает изменять это его состояние. Нельзя подбрасывать в огонь дрова или совершать какие-либо действия, чтобы он погас. Накануне наступления субботы или праздника, нужно сделать все возможное, чтобы от огня остались только угли, покрытые слоем пепла. Делается это для того, чтобы оставленный без присмотра огонь не мог усилиться самостоятельно до открытого пламени.

10.5. Предание Иисуса Понтию Пилату

Глава 27.
Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать его смерти;
2. И связавши Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.
И это в первый день Пасхи, когда запрещено ловить, или ограничивать свободу передвижения любых живых существ, лишать свободы даже насекомых, не то что человека. Даже назойливую муху, ползающую по лицу, можно только согнать!
Трудно предположить, что Синедрион забыл содержание законов Торы. Если бы это произошло, то члены Синедриона должны были приговорить самих себя к наказанию. За неумышленное нарушение святости праздника полагалась публичная порка, но, поскольку нарушение было умышленным, наказание должно было быть более строгим.
В этот же праздничный день происходит еще несколько необычных событий. Иуда, увидев, что Иисус осужден, раскаялся и возвратил тридцать серебренников первосвященникам и старейшинам.
4. Говоря: согрешил я, предав Кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам.
5. И бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился.
Если бы все происходило так, как написано, не довелось бы Иуде вешаться. По еврейскому закону в субботу и в праздники запрещается писать, решать любые дела, заключать и расторгать сделки, говорить о деньгах и просто брать их в руки. Более того, в праздничные дни запрещается даже думать о делах и деньгах! За осквернение храма, за нарушение святости места и праздника любой был бы немедленно схвачен Храмовой стражей.
Но и это еще не все.
6. Первосвященники, взявши сребренники, сказали: не позволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови.
Верующий иудей, тем более первосвященник, скорее умрет под пытками, чем прикоснется к деньгам в праздничный день! Можно поверить в греховность Иуды, но чтобы первосвященник прикоснулся к деньгам прилюдно, в Храме? Нет, на такое не мог бы решиться никто!
Цепь невероятных событий этого дня на этом не закончилась. Члены Синедриона:
7. Сделавши же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников;
8. Посему и называется земля та "землею крови" до сего дня.
Вот неопровержимое доказательство, что Евангелие от Матфея писалось не современником этих событий, современник так написать не мог.
9. Тогда сбылось реченное чрез пророка Иеремию, который говорит: "и взяли тридцать сребренников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля,
10. И дали за землю горшечника, как сказал мне Господь".
Давайте посмотрим, что сбылось из "реченного" пророком Иеремией, благо в Евангелии есть прямая ссылка: глава 32, стих 9. Для полноты картины расширим цитату:
6. И сказал Иеремия: таково было ко мне слово Господне:
7. Вот Анамеил, сын Саллума, дяди твоего, идет к тебе сказать: купи себе поле мое, которое в Анафофе, потому что по праву родства тебе надлежит купить его.
8. И Анамеил, сын дяди моего, пришел ко мне, по слову Господню, во двор стражи и сказал мне: купи поле мое, которое в Анафофе, в земле Вениаминовой, ибо право наследства твое и право выкупа твое; купи себе. Тогда я узнал, что это было слово Господне.
9. И купил я поле у Анамеила, сына дяди моего, которое в Анафофе, и отвесил ему семь сиклей серебра и десять серебренников;
10. И записал в книгу и запечатал ее, и пригласил к тому свидетелей и отвесил серебро на весах.
Где Анафофа, а где поле горшечника? Какое отношение имеет это высказывание к казни Иисуса?
Но, последуем за текстом. Связанного Иисуса приводят к Понтию Пилату:
11. Иисус же стал перед правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.
12. И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал.
13. Тогда говорит Ему Пилат -- не слышишь, сколько свидетельствуют против тебя?
14. И не отвечал ему ни на одно слово, так что правитель весьма дивился.
Версия евангелиста Луки еще более невероятна:
Глава 23.
И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату.
2. И начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем.
3. Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь.
4. Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в Этом Человеке.
Совершенно необычно ведет себя Пилат, можно сказать, даже странно, особенно если вспомнить о методах его правления Иудеей. О них можно судить хотя бы по выдержке из письма Агриппы первого, которую привел Филон для характеристики его методов администрирования: "Взяточничество, насилие, грабежи, жестокое обращение, оскорбления, постоянные казни без судебных приговоров, бесконечная и невыносимая жестокость".
И вот, этот жестокий самодур, абсолютно не считающийся с общественным мнением, ненавидящий лютой ненавистью и Иерусалим, и подчиненный ему народ, ни с того, ни с сего вдруг проникается сочувствием к человеку, объявившему себя царем Иудеи? Несмотря на то, что с точки зрения римского законодательства, Иешуа бен-Йосеф обвиняется в преступлении против римского государства и Цезаря, Пилат уговаривает народ, чтобы он согласился на помилование Иисуса? Но это не тот Пилат, которого знает история! В тревожной обстановке того времени, на фоне постоянных мятежей против римского господства появляется человек, подстрекающий народ к неуплате податей Цезарю и, мало того, объявляющий себя царем Иудеи, а жестокий и непреклонный в своем всевластии правитель не видит в Иисусе опасного политического преступника, готового поднять восстание против римского владычества, и "не видит никакой вины в Этом Человеке"? У евангелистов получается так, что на страже интересов Римской империи стоит не наместник, а, как это ни странно, евреи. Но такой наместник в неспокойной пограничной провинции просто немыслим.
Евангелист Иоанн, видимо, лучше других разглядел это противоречие, и, чтобы окончательно "обелить" Пилата, приводит свою версию "случившегося":
Евангелие от Иоанна, глава 18.
33. Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский?
34. Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?
35. Пилат отвечал: разве я иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?
36. Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.
37. Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь; Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.
38. Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем;
В версии Иоанна, свою миссию в мире Иисус видит не в мессианском предназначении, а в том, что он пришел лишь свидетельствовать об истине. Разумеется, скептик и циник -- Пилат не усматривает в этом никакой вины перед Римской империей и, лишь бросив пренебрежительное -- "что есть истина?" -- не дожидаясь ответа, уходит. Для него вопрос неактуален, для него существует только политическая целесообразность, определяемая интересами Римской империи и его собственным благополучием.
Собравшиеся знают Пилата очень хорошо и потому прибегают к единственному в этой ситуации сильнодействующему аргументу, они кричат ему: "если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю" (Иоанн, 19:12). Делать нечего, "бедный Пилат" вынужден принять решение о казни, но оставляет за собой еще один ход...
Лука в главе 23 говорит:
6. Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин?
7. И узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме.
8. Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо,
9. И предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему.
10. Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его.
Вы замечаете основную линию изложения событий всеми евангелистами? И Ирод, и Пилат всеми силами стараются выгородить Иисуса. Не желая взять на себя ответственность за его смерть, они пересылают его от одного к другому, но неотступно следующая за узником толпа книжников и первосвященников требует его казни. Ах, если бы не эти книжники!
Непреодолимое желание полностью переложить вину за казнь Иисуса на евреев приводят евангелистов еще к одному абсурду:
Матфей, глава 27
15. На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели.
У Луки, это звучит еще более определенно: "А ему нужно было для праздника отпустить им одного узника". (Лука, 23:17). Иоанн выражается столь же недвусмысленно:
Глава 18.
38. Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху: хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?
39. Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник.
Другими словами, евангелисты приписывают Пилату настойчивое предложение отпустить "Царя Иудейского", но евреи якобы потребовали отпустить им не Иисуса, а Варавву. Откуда взяли авторы Евангелий этот обычай, сказать трудно, но в Иудее и Израиле с древнейших времен и до дней прокуратора Пилата, такого обычая не существовало.
Не менее необычно ведет себя народ. Вспомним, что все это происходит в Пасху, когда законом запрещена любая работа. Вдруг, не сговариваясь, все жители Иерусалима вкупе с паломниками нарушают святость пасхи и собираются на судилище на центральной площади. Правда, Евангелие утверждает, что "первосвященники и старейшины возбудили народ".
Видимо, евангелист не знал, что еврейское законодательство в корне отличается от законодательства других народов. Право и обычаи, установленные в Израиле и Иудее, нельзя было ни отменить, ни нарушить, так как они записаны Моисеем со слов самого Всевышнего и содержатся в Торе. Ни одно распоряжение какого бы то ни было правителя, не считается законным и обязательным к исполнению, если оно нарушает законы Торы. Так есть и так было во все времена. Первыми, кто пострадал бы от такого "возбуждения народа", были бы сами старейшины и первосвященник -- возмущенный народ забросал бы их камнями. И не помог бы им ни Понтий Пилат, ни римские солдаты...
Сидя на судейском возвышении, правитель спрашивает собравшихся:
22. ...что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят!
23. Правитель сказал: какое же зло сделал он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят!
24. Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки пред народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.
О, это знаменитое умывание рук! Сколько авторов использовали этот символ в своих произведениях. Но... Во-первых, с чего бы это прокуратору Иудеи прибегать к "варварскому" обычаю презираемых им иудеев? Дабы показать свою непричастность к этому приговору? Мог ли он устраниться от решения? Если действительно в процессе расследования выяснилось, что подозреваемый объявил себя царем иудейским, то устраниться от вынесения смертного приговора Пилат никак не мог! Его самого обвинили бы в измене. Таким образом, уже сам факт делает эту сцену неправдоподобной. Это очень тонко подметил Михаил Булгаков в романе "Мастер и Маргарита".
Во-вторых, существовал ли у евреев такой обычай вообще? Да, существовал, но применялся он только в одном, строго определенном случае. Вот что говорится в Талмуде: если между несколькими городами найден убитый человек, а убийца неизвестен, то измеряют расстояние от тела до ближайшего города. Измерение производится мудрецами Синедриона. Затем приходят мудрецы города, оказавшегося ближайшим к телу убитого, и приводят телицу, которая никогда не использовалась ни для какой работы. Спускаются с ней к реке, где никогда не обрабатывали почву, и там проламывают телице затылок. Мудрецы ближайшего города омывают руки в реке и заявляют, что они не причастны к убийству. После этого дело закрывается. Если убийца найден, закон не применяется.
Видимо, ни Пилат, ни Матфей не знали еврейских законов! А вообще, кем являлся Пилат на самом деле и мог ли он председательствовать на таком суде? Евангелия называют его правителем, а евангелист Лука в прологе главы 3, говоря о Пилате, пишет, что он "начальствовал" в Иудее. Как начальствовал, кем он был, Лука не говорит. А вот Тацит говорит. И говорит он, что Пилат был прокуратором, то есть представителем легата Сирийской провинции, к которой в 6 г. н. э. была присоединена Иудея. Недавно обнаруженные в Израиле надписи на камне свидетельствуют, что Пилат был во времена императора Тиберия префектом, и это одно из неопровержимых доказательств его действительной роли в Иудее. Уже через сто лет даже римские историки не могли точно припомнить звание Понтия Пилата. В любом случае Пилат не мог председательствовать на суде, ибо такие суды не были в обычаях того времени. Если человек был римским гражданином, то его просто отправляли для рассмотрения дела к наместнику или к прокуратору; еврея судили по еврейским законам, и решение суда без лишних фформальностей приводилось в исполнение. Но об этом позже.
Теперь о способе казни. Не могли кричать собравшиеся на площади люди: "распни его!", так как такой способ казни еврейским законом не предусмотрен, в Иудее же, несмотря на римское владычество, действовали законы Торы. За инкриминируемые Иисусу преступления, Синедрион мог присудить его только к одному виду смертной казни -- сбрасыванию на камни с высоты. Все. Для этого не нужно было собирать всех на площади, не нужно было Пилату выступать перед народом и, тем более, выслушивать его мнение на этот счет. Так в Израиле и не поступали. Достаточно было приговор Синедриона отправить на утверждение Пилату в его резиденцию в Кейсарию, которая расположена в ста километрах от Иерусалима. Если же действительно Иисуса судили за то, что он объявил себя иудейским царем, Пилат мог затребовать его в Кейсарию и допросить лично, и на этом бы дело и закончилось. За все время римского владычества Синедрион вынес несколько смертных приговоров и все они зафиксированы в Талмуде. Но не ищите там следов этого судебного разбирательства, их там нет!

10.6. Распятие Иисуса

Так ли, не так, но суд завершился, и приговоренного Пилат "предал на распятие". Вот как описывает это в главе 15 евангелист Марк:
16. А воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию, и собрали весь полк;
17. И одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него;
18. И начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский!
19. И били Его по голове тростью, и плевали на Него и, становясь на колени, кланялись Ему.
20. Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его.
Что ж, описание весьма подробное и красочное, создается впечатление что там присутствовал сам евангелист. Но, простите, не было тому свидетелей. Во-первых, все ученики Иисуса еще накануне, "оставивши Его бежали". Об этом же пишет и сам евангелист Марк: "Тогда, оставивши Его, все бежали. Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за ним; и воины схватили его. Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них" (Марк, 14:50-52). А во-вторых, никто не мог видеть этой сцены по той простой причине, что ни один посторонний человек, особенно иудей, не мог находиться в римском претории.
Далее события развивались следующим образом: поглумившись над осужденным, его повели на место казни. По пути к Голгофе и был встречен Симон Киринеянин, которого заставили нести крест. Евангелист Матфей пишет об этом довольно туманно (гл. 27):
32. Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его.
Казалось бы, ничего необычного, встретили человека и заставили нести крест. Но евангелист Марк в главе 15 уточняет:
21. И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его.
Это в первый день Пасхи, в праздник праздников, когда даже думать о работе величайший грех, человек возвращался с поля?! Да-а. Нет слов... Вернемся, однако к Евангелию от Матфея.
33. И пришедши на место, называемое Голгофа, что значит: "лобное место",
34. Дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить.
Лучше бы не переводил Матфей слово Голгофа! На арамейском это означает "маковка", иногда -- "череп", и происходит от слова "гулголет" - череп. Холм получил свое название из-за характерной формы, напоминающей голову человека. Лобное же место (место казней) находилось в Иерусалиме совсем в другой стороне.
35. Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий;
Интересно, представлял ли Матфей, о чем пишет? Скорее всего, нет. Вряд ли римские солдаты бросали жребий из-за одежды странствующего проповедника, которая состояла из штанов и длинной рубахи...
Евангелист Иоанн и тут оказался осведомленнее всех, он точно знал, какая была одежда, и как конкретно делили ее солдаты:
Глава 19
23. Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху.
24. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, - да сбудется реченное в Писании: "разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий". Так поступили воины.
Мало того, что Иоанн одел Иисуса в греческую одежду (евреи не носили хитонов), но еще и наделил римских солдат знанием Писания, которым могли похвастать только знатоки из книжников и фарисеев: " да сбудется, мол, реченное в Писании..." (Книга псалмов, 21:19). Откуда римской солдатне было знать еврейское Писание и тем более псалмы царя Давида?
Вернемся однако к Евангелию от Матфея. Довольно любопытна следующая сцена:
45. От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого.
46. А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже, Мой! для чего Ты Меня оставил?
Правда, ни один исторический источник ничего не сообщает о тьме, покрывшей всю землю на целых три часа. Даже если бы это было полное солнечное затмение, то и оно длилось бы всего несколько минут, но его не было на территории Иудеи в эти дни. Что же до тьмы, то она действительно "была по всей земле" с 6 часов 29 минут, в это время без всякого чуда заходит в Иерусалиме солнце. Но на этот раз евангелист не погрешил в переводе смысла сказанного на арамейском, но вот следующий стих...
47. Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он.
Человек произносит: "Боже мой, почему ты меня оставил", на понятном для всех языке, а окружающие, для которых этот язык тоже является родным, думают, что он зовет Илью?! Для Матфея имя "Илья" созвучно со звательным падежом выражения "Боже мой". Но эта схожесть звучания может смутить только иноязычного человека. На арамейском "Или" -- это Боже мой, а имя "Илья-пророк" звучало бы "Илияhу нави!" Согласитесь, что это совсем не одно и то же.
Итак, испытав все предсмертные муки, распятый узник скончался....
51. И вот, завеса в храме разодралась на-двое, сверху до низу; и земля потряслась; и камни расселись;
52. И гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли,
53. И вышедши из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим.
Надеюсь, вы не забыли, что по еврейскому календарю даты меняются не в 12 часов ночи, а с заходом солнца? Таким образом, по Матфею, Иисус скончался вечером в пятницу по европейскому календарю, и в субботу -- по еврейскому. Праздник Песах продолжается. Именно в это время, по Матфею, произошли на глазах всего народа, паломников и священнослужителей Храма все эти страшные события с завесой в Храме и землетрясением.
Евангелист Лука дополняет картину катаклизма, постигшего Иудею следующей подробностью: "И померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине" (Лука, 23:45).
Картина устрашающая: землетрясение, рассевшиеся камни, полное трехчасовое затмение солнца, массовый выход мертвецов из гробов, и, наконец, разодравшаяся на две части завеса перед Святая Святых в Храме. Для тридцатитысячного населения Иерусалима этого было бы достаточно, чтобы навеки сохранить в памяти народной все эти события, как хранится память о разрушении Первого и Второго Храма. Но... не отмечено в тридцать третьем году н.э. в этом районе ни землетрясения, ни солнечного затмения, ни массового воскресения мертвых. Молчит и Талмуд о беспричинно разорвавшейся завесе в Храме. Не зря молчит, так как во времена Второго Храма завеса перед Святая Святых и так состояла из двух частей -- правой и левой. Во времена Первого Храма завеса представляла собой одно полотнище, а во времена Иисуса речь могла идти только о завесах, а не о завесе! Так что "раздралась" она не сама. За триста лет до рождения Иисуса она уже состояла из двух частей (как символ Второго Храма).
Наступил вечер. К Пилату приходит "богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса; он пришел к Пилату, просил тела Иисусова" (Матфей, 27:57-58).
"Добренький" Пилат тут же удовлетворил просьбу Иосифа. Ох, не в обычаях римлян было поступать таким образом! Зачем тогда было распинать страдальца и вешать над его головой табличку: "Сей есть Царь Иудейский", да еще на трех языках -- греческом, "римском" и еврейском? Не для того ли, чтобы устрашить народ, дабы все знали, каково объявлять себя царем? С распятыми преступниками обходились иначе: их не разрешали снимать, они висели на страх населению неделями.
59. И взяв Тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею
И положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и привалив большой камень к двери гроба, удалился.
Евангелист Марк уточняет, что все это произошло вечером в пятницу:
глава 15
42. И как уже настал вечер, потому что была пятница, то есть, день пред субботою,
43. Пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату и просил Тела Иисусова.
Лука добавляет:
глава 23
55. Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось Тело Его;
56. Возвратившись же приготовили и масти, и в субботу остались в покое по заповеди.
Отметим: все принимавшие участие в погребении тела Иисуса, поступали по заповеди.
Версия Иоанна:
глава 19
38. После сего Иосиф из Аримафеи, ученик Иисуса, но тайный -- из страха от Иудеев, просил Пилата, что бы снять Тело Иисуса, и Пилат позволил. Он вышел и снял Тело Иисуса.
39. Пришел также и Никодим, приходивший прежде к Иисусу ночью, и принес состав из смирны и алоя, литр около ста.
40. Итак они сняли Тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.
41. На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен:
42. Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко.
Евангелисты в один голос твердят, что все произошло в пятницу. Именно поэтому Иосиф поспешил выпросить у правителя тело покойного и успеть похоронить его до наступления субботы. Мог ли "знаменитый член совета" (Синедриона) не знать, что суббота уже наступила? В Иерусалиме в это время года смена дат наступает как раз в шестом часу (а точнее в 6 часов 29 минут). Если Иисус скончался в девятом часу, то это была уже не пятница, а суббота! Незачем было Иосифу Аримафейскому рисковать расположением Пилата, выпрашивать у него "тела Иисусова", прикасаться к трупу и тем более, перемещать его, если хоронить в субботу запрещено.
Тело Иисуса должно было остаться на кресте до исхода субботы. Снять его могли только в субботу вечером (по-европейски), в 18 часов 49 минут. Именно в это время произошла смена дат, и наступил первый день недели.
У евангелиста Иоанна это несоответствие еще разительнее. Он пишет в главе 19, что суд над Иисусом только начался в шесть часов вечера:
14. Тогда была пятница пред Пасхою, и час шестый, И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш!
15. Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя кроме кесаря.
16. Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.
Следовательно, суд происходил в пасхальную субботу. Мало того, что все первосвященники тем самым нарушили ее святость, они, вместо того, чтобы возлежать за пасхальным столом, сами повели приговоренного на Голгофу. В Великую субботу?! Абсурд.
И еще, по Иоанну, эта "пятница" растянулась невероятно. За время с шести часов вечера произошел суд, затем приговоренный проделал с крестом весь свой скорбный путь от "Лифостротона" до Голгофы, там его распяли, установили вертикально крест и прибили к кресту таблицу с надписью на трех языках -- "Иисус Назорей, Царь Иудейский".
20. Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус , было недалеко от города, и написано было по-Еврейски, по-Гречески, по-Римски.
Иерусалимские иудеи в святое для них время пренебрегли заповедями и остались за городом, чтобы прочесть надпись на кресте? Дальше некуда.
Ни одно из канонических Евангелий не говорит напрямую о том, что Иисуса прибили к кресту гвоздями. Согласно Деяниям апостолов, Иисус умер "повешенным на дереве" (5:30). В Послании к Галатам апостол Павел пишет о той же процедуре распятия: "Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвой, -- ибо написано: "проклят всяк, висящий на дереве" (3:13). Лишь Евангелие от Иоанна, и то косвенно, словами Фомы неверующего, утверждает, что Иисус был пригвожден к кресту: "если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю" (Иоанн, 20:25). Несмотря на это, в Храме Гроба Господня существует алтарь Гвоздей Святого Креста, а на греческом острове Статус, в монастыре архангела Гавриила, паломникам демонстрируют "великую реликвию" -- гвоздь, которым был прибит к кресту Иисус Христос.
Как же было на самом деле? К кресту обычно привязывали. При таком виде распятия, мучения приговоренного длились гораздо дольше. Да и тело пригвожденного человека, не удержало бы своего веса и сорвалось с креста. Логика подсказывает, что применялся смешанный вид распятия: приговоренного привязывали к кресту, а затем, если не было цели продлевать его мучения, прибивали гвоздями его руки и ноги. Судя по тому, что Иисус умер через пять-шесть часов после распятия, к нему был применен именно этот способ казни -- обильное кровотечение намного ускоряло наступление смерти.
Далее Лука утверждает, что женщины, присутствовавшие при "положении во гроб" тела Иисусова, возвратились домой и "приготовили благовония и масти, и в субботу остались в покое по заповеди". Другими словами, ближайшее окружение покойного жило по еврейским законам и соблюдало заповеди. Если так, то бессмысленны слова о том, что они приготовили благовония и масти. Они вообще были не нужны. По еврейским законам, как только на гробовую доску насыпали первый слой земли или закрыли гробницу (дверь или камень, значения не имеет), захоронение считается состоявшимся, и после этого тревожить тело покойного категорически запрещается. Теряют смысл начальные слова следующей, 24 главы Евангелия от Матфея: "В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие..." Пришли они, чтобы умастить тело покойного. У Матфея об этом не говорится прямо, но вытекает из контекста, Марк же говорит напрямую: "по прошествии субботы, Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти -- помазать Его" (Марк, 16:1). Если они жили по заповедям (а иначе и быть не могло), то этот эпизод невозможен. Ни близким, ни пришедшим с ними "некоторым другим" у гроба нечего было делать. Похороны уже состоялись.
Есть еще одна деталь, о которой не ведали евангелисты. Тела покойников у евреев никогда не умащались мастями и благовониями, ни во времена Второго Храма, ни в настоящее время. Закон говорит так: ритуальное очищение покойника производят только водой. Все. Очищение духовное тоже производится водой. Никакие притирания и благовония не применяются, они попросту запрещены законом. Зря надрывался Никодим, как об этом говорит Иоанн, неся на себе к месту захоронения "состав из смирны и алоя, литр около ста". Вымыслом являются и последующие слова стиха 40: "итак они взяли Тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи". Не погребают так "обыкновенно Иудеи"!
На этом профанация обычаев не кончается. По закону, еврея, погибшего от рук нееврея, хоронят без ритуального очищения. Его не обмывают и не поливают водой. Делается это для того, чтобы вызвать ярость Всевышнего против убийц, близкие как бы взывают к Нему о мести. Иисуса не обмывали и, тем более, не умащали! И об этом не мог не знать член Синедриона Иосиф Аримафейский. Господа, уберите из "Храма гроба Господня" Камень Помазания, который вы показываете всем паломникам. Вы говорите им: "вот камень, на котором тело Иисуса, снятое с креста, было окроплено "смесью мирры и алое", и где Богоматерь плакала над Ним прежде, чем Его унесли в гробницу".
Далее. Никогда евреи не располагали кладбищ и даже отдельных гробниц на том месте, где производились казни. Никогда! Даже "знаменитый" член Синедриона не мог высечь себе в скале гробницу на "лобном месте". Само наличие гробницы в этом конкретном месте говорит о том, что казнь Иисуса не могла здесь состояться. Голгофа находилась в другом месте.
А вот еще одна неувязка. Читаем у Матфея:
62. На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату
Собрались, как следует из дальнейшего текста, на совещание. Такого не могли себе позволить ни "первосвященники", ни фарисеи, так как "день, который следует за пятницею" -- это Суббота, притом совпадающая с днями праздника (Песах празднуется целую неделю). Нет такой силы, которая заставила бы почтенных людей нарушить святость этого дня, даже если им будет угрожать немедленное изгнание из города и общины, что для еврея того времени было равносильно духовной и физической смерти. Даже в наши дни, в шестидесятые годы пало правительство, только из-за того, что его глава нарушил святость субботы. Что уж говорить о тех временах. Не уцелел бы Синедрион, не уцелели бы "первосвященники" заодно с книжниками и старейшинами, а Иудейское восстание, начавшееся сорока годами позднее, началось бы немедленно!
И вот, невзирая на субботу, почтенные граждане пришли к Пилату испросить у него назначения стражи у могилы Иисуса, дабы ученики его не украли тело и не сказали потом, что он воскрес.
65. Пилат сказал им: имеете стражу, пойдите, охраняйте, как знаете.
66. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать.
Первосвященники, потомки Аарона, коэны, которым законом запрещено даже приближаться к кладбищу, пошли на кладбище? Для этого их сследовало связать и насильно доставить на кладбище, ибо добровольно они бы туда не пошли. И вот первосвященники и фарисеи (которых в Евангелиях то и дело обвиняют в буквальном исполнении заповедей) в субботу не только явились к Пилату по делу, но и пошли на кладбище, чтобы поставить там на камне печать? Да о ней в субботу даже думать -- величайший грех, не то что брать в руки!
Конечно, это только краткий анализ "событий", которые, по Евангелиям, произошли с Иисусом в Иудее, Галилее и Иерусалиме. Но и он дает основание утверждать, что свидетельства евангелистов не заслуживают доверия. Описанные события в Израиле не могли произойти -- исторические реалии того времени исключают это.

Дальше...

Copyright © 1997, Марк Абрамович
>>Обсудить на Форуме<< 11072 посетителя с 7 февраля 2000 года
Из них 5 на этой неделе, включая 1 сегодня

     

реклама
Астрологическая Консультационная Служба портала Русская Профессиональная Астрология
На первую страницу
Материалы, содержащиеся на страницах данного сайта, не могут распространяться и использоваться любым образом без согласия их автора и администратора сервера. Copyright © 1996-2004, Альберт Тимашев